Рубрики
Новости

ЛЬВОВСКОЕ ОБЛАСТНОЕ РАДИО В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД (20-ТИ – 30-ТИ ГОДЫ ХХ СТ.)

В 2009 году Львовское областное радио отмечает свой 70-летний юбилей. Но архивные материалы свидетельствуют о том, что истоки этого самого массового и одного из самых популярных средств общественной коммуникации на Львовщине уходят еще в 20-е годы ХХ века.

Наше небольшое исследование не претендует на научное исчерпывание, поскольку его основу составили только материалы, которыми владеет Государственный архив Львовской области, но и эти документы дают представление об истории областного радио и, думается, будут интересны широкой публике радиослушателей.

К сожалению, у нас нет документов, свидетельствующих о том, кто был владельцем первого радиоприемника или первой радиопередающей станции. Самые древние материалы по истории радио, легшие в фонды областного архива, датированы 1927 годом. В то время Галичина входила в состав польского государства и, соответственно, все нормативно правовые акты, руководящие указания поступали в “королевское столичный город” Львов из Варшавы.

С сегодняшних позиций эти документы могут показаться несколько необычным, но это – история, так было…

Оказывается, что в то время пользование радиоаппаратами составляло, говоря современным языком, предмет разрешительной системы государства. Так, в августе 1927 года во Львовский воевода по дирекции почты и телеграфа поступил крупный циркуляр, в котором со ссылками на нормативно-правовые акты государства говорилось, что частное пользование радиоприемниками разрешалось только при определенных условиях оплаты, регистрации и безопасности. Отмечалось, что имеют место многочисленные факты нарушения этих требований. А потому „…по мотивам безопасности, статистики и финансовым, а также для того, чтобы радиопиратство (в тексте – „радиозайцы” – В.К.), то есть нелегальное владение и использование радиоустройств является уголовно-судебным преступлением по статье 28 Устава от 3 июня 1924 года о почтах, телеграфах и телефонии и подлежит 6-месячному заключению и штрафу до 5 тысяч злотых”.[1] В связи с этим циркуляр требует принятия соответствующих административно-полицейских мер, в том числе таких, как выявление полицией и составление списков владельцев радиоприемников в крупных (более 5 тыс. жителей) и малых населенных пунктах воеводства. Соответствующий циркуляр воеводства был направлен 10 сентября 1927 года “всем Панам Старостам Воеводства Львовского и Господу Директору Полиции во Львове”.[2]

Выполняя это распоряжение, оперативно отреагировал староста Львовский Зилинский, который 20 сентября 1927 дал руководству гмин указание доложить… до 1 ноября 1927 список владельцев принимающих и передающих радиоаппаратов. Список должен содержать имя, фамилию и точный адрес владельца. О надлежащем и точном исполнении… доложить лично начальнику гмины.”[3]

И уже в сентябре начали поступать сообщения из гмин. Причем только некоторые из них, такие как Брюховичи, Замарстынов, Левандовка, Рясна Польская, Толщев, Рудно, Кривчицы и некоторые другие подали необходимые списки общим числом на 56 владельцев, каждый из которых был поставлен на учет в воеводстве. Но большинство начальников гмин отписались: мол, радиозайцев на подчиненной территории нет. Это возмутило воеводу, который обвинил подчиненных „Панов Старост” в „нехватке точности… в исполнении письма Дирекции почты и телеграфа” и в том, что они (старости) „…обнаружили такие ничтожно малые числа, что трудно предположить, что они соответствуют фактическому положению дел, а тем самым поставленной задаче.”[4] Чиновники обязаны в течение 6-ти дней доложить и заказать учетные формуляры. Но и такой грозный тон повлиял должным образом не на всех чиновников, в частности, на начальника Винниковской гмины. За это староста Львовский сделал ему персональное замечание: „Такое поведение свидетельствует об отсутствии порядка в тамошнем гминном управлении и о пренебрежении к господину чиновника староства. При этом строго указываю на такое поведение… На будущее желаю Господу более добросовестно выполнять возложенные на Господа обязанности.”[5] По всей видимости, и в те далекие годы не всех государственных служащих украшала так добродетель, как высокий уровень исполнительной дисциплины.

Впоследствии режим использования радиоприемников несколько смягчился, о чем свидетельствует письмо Министерства почты и телеграфа Польши от 24 мая 1934 года: „С 1 июня текущего года отменяется рескрипт Министерства почты и телеграфа от 5. I. 1926 № 3222/XI согласно которому каждый радиоабонент мог обладать только одной внешней антенной на основании одного разрешения на приемную радиостанцию.”[6] С 1 июня разрешалось в одном доме устанавливать больше антенных устройств при условии, что они не будут уменьшать качество приема и не будут усложнять сооружение антенн другим владельцам прав на приемные радиостанции. .

Однако требование регистрировать радиоаппараты осталось в силе, а информированность полиции о владельцах «нелегальных» приемников, как всегда, была выше, чем органов исполнительной власти. В течение 1934 г. органами полиции обнаружено 475 нелегальных радиоприемных устройств, в т.ч. в I квартале – 175, во ІІ – 198, в Ш – 40, в ІУ – 62. В архиве сохранились поименные списки „радиозайцев” вместе с именами и чинами полицейских, которые обнаружили в это время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Последние записи